(no subject)

Я вторую неделю в Москве. Хожу на концерты групп, что живут в моем плеере пять и более лет, и в музеи, в которых висят картины на которые смотрел в школьных учебниках. На улице идёт мелкий снег, который тает на усах и брусчатке, отчего в новых кроссовках вода. В ушах наушники, на душе песенно. Привет.

(no subject)

В эту субботу я с инфернально красивой девушкой катался по ночному Владивостоку. Мы слушали музыку и глазели на огни в порту. Аудиосистема в машине сошла с ума и рандомно переключалась с радио на аудио выход, поэтому в салоне звучал дикий сборник из жуткой местной рекламы, песен на ее телефоне и шуршания реликтового излучения в пустых каналах. И в этом фантосмагоричном концерте единственной песней, которую удалось послушать до конца, оказалась композиция группы Технология. Я зацепился за музыку и текст, цепочка ассоциаций захватила все синапсы, и единственного что я неистово хотел в тот момент – что бы ночь не кончалась и все врем звучала песня «Мы будем ждать» группы Напрасная Юность. Это малоизвестная панк группа из Волжска, с двадцатью грязными, плохо сведенными песнями, написанными на самом излете перестройки. Два года назад я случайно выхватил хороший кавер на эту песню в исполнении электронного проекта 64 rockets, но мне хотелось именно того наивного восторженного звука и ожиданий. Поэтому мы выпили кофе и поехали на маяк Токаревская кошка, по пути я нашел оригинал и достал бутылку вина, по приезду заглушили машину, скинул клейма с аккумулятора, и пять минут после слушали Напрасную Юность, пока аудиосистема снова не сошла с ума.

https://youtu.be/urGyNi9HvwA

Техническая поддержка

Дима, я пишу.


В две тысячи седьмом году мы с товарищами решили создать общество с ограниченной ответственностью, о чем без утайки сообщили государству в первом же нашем протоколе собрания учредителей. В нём же, синим по белому, было указано, что все регистрационные действия, по реализации этого решения, поручаются генеральному директору, то есть мне. Синим, потому что в принтере осталась только синяя краска, мне, потому что из десяти тысяч рублей уставного капитала, я внес четыре и всецело полагал большую значимость, чем два товарища, внесших по три, а выразить значимость, кроме как должностью генерального директора, мы не знали как.

Само собой, денег на обращение к юристу у нас не было, потому что решили мы заниматься рекламой. Начинающим предпринимателям кажется, что именно в этот бизнес можно ворваться по-кавалерийски красиво и лихо, налегке, направо и налево получая заказы, прибыль, каннских львов и красные яблоки за ум, талант и энергию. Я скачал первый попавшийся устав на юридическом форуме, вставил название, адрес, бережно нарисованный логотип, и, поправив еще несколько пунктов, пошел по бесконечному в будущем кругу: нотариальная контора, отделение налоговой инспекции, банк. В качестве логотипа были выбраны оставленные пришельцами круги на пшеничных полях Англии, неумело отрисованные в графическом редакторе. Тогда мы верили что это настоящие послание из вне, хотя еще в тысяча девятьсот девяносто шестом году в той же Англии два фермера во всём признались и долго оправдывались за весь мир, поверивший в эту дичь.
Collapse )

Дневник читателя . Далекая радуга гибнущего дракона. Часть 1.




Вместо вступления: затянувшееся молчание.

В это трудное для страны время, когда нужно учить санскрит, тактику городских боёв и стандарты финансовой отчетности в государствах Британского Содружества, бросать пить, и тем более перестать думать о судьбах иных миров – преступление перед родиной, на которой, не к месту будет помянуто, не был уже два месяца.

Двадцать минут назад, когда солнце уже встало, и на побережье Андаманского моря начался священный праздник Сонгкран, журналист Красовский по радио сообщил мне что писать сейчас не надо, писатели никому не нужны сейчас, и политикой заниматься тоже не надо. Надо сажать гиацинты и помогать, кому можно еще помочь. Но я же, как хочется самодовольно верить, не из тех, кто как атлантическая сельдь идет на поводу социального Гольфстрима. Красовскому я иногда верю за яркость слога, у него образная речь, и он ловко жонглирует именами работников Аппарата Президента, словно встречается с этими, наверняка, серьезными людьми в хороших дорогих костюмах и слегка усталым взглядом, каждый вторник, но ничего не могу с собой поделать, снова хочу писать.

Писать о политике я не умею, и уже тем более заниматься ей совсем не умею точно. Шутки в интернете без меня есть кому придумывать, тем более у меня в поселке интернет так себе. Да и единственное, что вызывает у меня бессонницу, и тянет к открытому на ноутбуке пустому документу уже десять часов подряд, это желание сказать, что я думаю обо всём том вале прочитанного, просмотренного, выученного, уничтоженного посредством прослушивания материала.

Последние два месяца я передвигался по жаркой юго-восточной Азии в автобусах и электричках, в кузовах пикапов, верхом на скутере и просто пешком. Пересекал границы, стоял в очереди на досмотр в аэропорту, менял одни иностранные деньги на другие, и те в свою очередь на третьи, знакомился, влюблялся и убегал от животных. И вот уже две недели хожу купаться на море, учу куски из «Бесплодной земли» Томаса Элиота и читаю научную фантастику. Потому что меня покусала собака, от которой убежать не смог, я должен пройти курс вакцинации против бешенства и столбняка, который, впрочем, почти успешно прошел. Но не хочу об этом писать. Я давно хотел писать какие-то небольшие эссе о том, что считаю интересным, и вот лучшего времени и не придумаешь. Стыдно уже молчать. Долго молчу, театрально.

Это как заново учится ходить. Мне кажется, что писать мне не о чем, потому что я ни хочу писать о том, что происходит вокруг. Я коплю эти истории про странных женщин, которые дерутся со мной на ночной малайской улице, сохраняю заметки и городах и дорогах, фотографирую и записываю название кафе, где ем, собираю спичечные коробки, что бы пополнить семейную коллекцию. Но это не то, о чем я хочу рассказывать именно сейчас.

Сейчас у меня есть только литература. Но так как литература для меня давно вышла за границы книг, и весь мир вокруг меня – литература, то писать я буду о ней. Хаха, привет, Дима, я не хочу вести тревелблог, в ноосфере и так слишком много путешествующих дауншифтеров, а плодить сущности, по наставлению одного английского монаха, дело глупое и в моем случае лишнее.

За названием не стал ходить далеко, ведь у всего на свете должно быть название, решил вести «Дневник читателя». Первая глава в Дневнике читателя называется «Далекая радуга гибнущего дракона». Почему? Потому что я мог бы выбрать любые две другие прочитанные за месяц книги, связать их названия в длинную витиеватую фразу, и всё равно бы рассказал обо всём что меня взволновало. Но выбрал именно эти две книги, поэтому первая глава будет называться «Далекая радуга гибнущего дракона».

Все позиции в игре известны. Литературных сюжетов законченное количество, и как гравитационная постоянная или кварковые превращения, они лишь частное проявление общих законов. И я, как живущий в Уруке при царе Гильгамеше писарь нанизывал на бечевку монеты и вязал счетные узелки, нанизываю на бесконечно длинную нитку памяти как стекляшки бус книги, фильмы, музыку и стихи.

Они звенят, бьются друг о друга, создают свой ритм и мелодию. Высматривая в приемах вязки узлов, что могут сделать близкими вещи казалось бы, очень далекие, подмечаю самые интересные и важные приемы. Я слушаю ритм, который с каждой новой стекляшкой становится всё сложней и звонче. Что значит этот перестук бус, я сам порой не могу разобрать, до тех пор, пока не начну писать. Вот в Дневнике я хочу разобраться, что за мелодия играет в моей голове.


Далекая радуга гибнущего дракона.

Collapse )

Пхукет. День Сонгкрай. 2016

(no subject)

Докладываю. Меня покусала собака. Залип на Пхукете. Ненавижу Таиланд. Планы на маршрут Лаос - Вьетнам - Камбоджа - Гонконг пошли прахом. Мне месяц колоть антирабику и от столбняка. И перевязки делать. Очень боюсь собак, не знаю почему, но они меня постоянно кусают. Так и живу, шарахаюсь о каждой, но все равно бываю искусан. Теперь ни купания, так как раны глубокие, ни алкоголя, так как вакцина и антибиотики с ним на дружат, ни веселья, так как - какое тут веселье, при полном крахе кпоткосрочных целей. Всем привет.

(no subject)

У меня лихорадка Денге. Я неделю лежу с температурой и сыпью. А ещё я уже три недели в Индонезии, но дальше Бали так никуда и не съездил. В этом весь я. Ждать путешествия и зависнуть с тропической заразой в гостинице. Пью пилюли, шлю всем приветы.

День космонавтики.

У меня всё хорошо. По существу вопроса о невыносимой тяжести бытия ничего внятного пояснить не смогу.  Потому что ада нет, кроме того, что показывают по телевизору, а если вы по выходным смотрите исключительно первый мистический и рен-тв, то и этого ада нет. Я периодически бреюсь, посещаю свой офис в подкатанных джинсах и футболке с принтом про зомби, занимаюсь документооборотом и бухгалтерией, периодически решаю текущие Армагеддоны в лаундж режиме.  А на выходные устраиваю ревайвл своих 19 лет. Если это кризис среднего возраста, то это лучший кризис за последние двадцать пять лет. Много легкого алкоголя и сумасшедших танцев, каких то приятных во всех отношениях людей и прекрасных выступлений. Мне 27, а я чувствую себя студентом, которому совершенно не нужно ходить на пары, потому что его уже отчислили, и родители не убили за это, а просто махнули рукой с фразой «сам разберешься». Странное и очень приятное ощущение. Проблемы - решаемы, девушка - милая, умная и красивая, деньги - есть, похмелья - почти не бывает. Быть молодцом - просто. Главное не забывать пить таблетки, меньше беспокоится, и слушать только хорошую музыку, почитывая книжки про элегантную вселенную и разумные растения.