?

Log in

В сиянии Бетельгейзе [entries|archive|friends|userinfo]
Лоскутников Артём

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(без темы) [ноя. 6, 2016|08:39 pm]
Лоскутников Артём
Я вторую неделю в Москве. Хожу на концерты групп, что живут в моем плеере пять и более лет, и в музеи, в которых висят картины на которые смотрел в школьных учебниках. На улице идёт мелкий снег, который тает на усах и брусчатке, отчего в новых кроссовках вода. В ушах наушники, на душе песенно. Привет.
Ссылка1 комментарий|Оставить комментарий

(без темы) [авг. 8, 2016|11:38 pm]
Лоскутников Артём
В эту субботу я с инфернально красивой девушкой катался по ночному Владивостоку. Мы слушали музыку и глазели на огни в порту. Аудиосистема в машине сошла с ума и рандомно переключалась с радио на аудио выход, поэтому в салоне звучал дикий сборник из жуткой местной рекламы, песен на ее телефоне и шуршания реликтового излучения в пустых каналах. И в этом фантосмагоричном концерте единственной песней, которую удалось послушать до конца, оказалась композиция группы Технология. Я зацепился за музыку и текст, цепочка ассоциаций захватила все синапсы, и единственного что я неистово хотел в тот момент – что бы ночь не кончалась и все врем звучала песня «Мы будем ждать» группы Напрасная Юность. Это малоизвестная панк группа из Волжска, с двадцатью грязными, плохо сведенными песнями, написанными на самом излете перестройки. Два года назад я случайно выхватил хороший кавер на эту песню в исполнении электронного проекта 64 rockets, но мне хотелось именно того наивного восторженного звука и ожиданий. Поэтому мы выпили кофе и поехали на маяк Токаревская кошка, по пути я нашел оригинал и достал бутылку вина, по приезду заглушили машину, скинул клейма с аккумулятора, и пять минут после слушали Напрасную Юность, пока аудиосистема снова не сошла с ума.

https://youtu.be/urGyNi9HvwA
СсылкаОставить комментарий

Техническая поддержка [июн. 21, 2016|01:04 am]
Лоскутников Артём
Дима, я пишу.


В две тысячи седьмом году мы с товарищами решили создать общество с ограниченной ответственностью, о чем без утайки сообщили государству в первом же нашем протоколе собрания учредителей. В нём же, синим по белому, было указано, что все регистрационные действия, по реализации этого решения, поручаются генеральному директору, то есть мне. Синим, потому что в принтере осталась только синяя краска, мне, потому что из десяти тысяч рублей уставного капитала, я внес четыре и всецело полагал большую значимость, чем два товарища, внесших по три, а выразить значимость, кроме как должностью генерального директора, мы не знали как.

Само собой, денег на обращение к юристу у нас не было, потому что решили мы заниматься рекламой. Начинающим предпринимателям кажется, что именно в этот бизнес можно ворваться по-кавалерийски красиво и лихо, налегке, направо и налево получая заказы, прибыль, каннских львов и красные яблоки за ум, талант и энергию. Я скачал первый попавшийся устав на юридическом форуме, вставил название, адрес, бережно нарисованный логотип, и, поправив еще несколько пунктов, пошел по бесконечному в будущем кругу: нотариальная контора, отделение налоговой инспекции, банк. В качестве логотипа были выбраны оставленные пришельцами круги на пшеничных полях Англии, неумело отрисованные в графическом редакторе. Тогда мы верили что это настоящие послание из вне, хотя еще в тысяча девятьсот девяносто шестом году в той же Англии два фермера во всём признались и долго оправдывались за весь мир, поверивший в эту дичь.
дальшеСвернуть )
Ссылка5 комментариев|Оставить комментарий

Дневник читателя . Далекая радуга гибнущего дракона. Часть 2. [апр. 14, 2016|11:18 pm]
Лоскутников Артём
СсылкаОставить комментарий

Дневник читателя . Далекая радуга гибнущего дракона. Часть 1. [апр. 13, 2016|03:37 pm]
Лоскутников Артём



Вместо вступления: затянувшееся молчание.

В это трудное для страны время, когда нужно учить санскрит, тактику городских боёв и стандарты финансовой отчетности в государствах Британского Содружества, бросать пить, и тем более перестать думать о судьбах иных миров – преступление перед родиной, на которой, не к месту будет помянуто, не был уже два месяца.

Двадцать минут назад, когда солнце уже встало, и на побережье Андаманского моря начался священный праздник Сонгкран, журналист Красовский по радио сообщил мне что писать сейчас не надо, писатели никому не нужны сейчас, и политикой заниматься тоже не надо. Надо сажать гиацинты и помогать, кому можно еще помочь. Но я же, как хочется самодовольно верить, не из тех, кто как атлантическая сельдь идет на поводу социального Гольфстрима. Красовскому я иногда верю за яркость слога, у него образная речь, и он ловко жонглирует именами работников Аппарата Президента, словно встречается с этими, наверняка, серьезными людьми в хороших дорогих костюмах и слегка усталым взглядом, каждый вторник, но ничего не могу с собой поделать, снова хочу писать.

Писать о политике я не умею, и уже тем более заниматься ей совсем не умею точно. Шутки в интернете без меня есть кому придумывать, тем более у меня в поселке интернет так себе. Да и единственное, что вызывает у меня бессонницу, и тянет к открытому на ноутбуке пустому документу уже десять часов подряд, это желание сказать, что я думаю обо всём том вале прочитанного, просмотренного, выученного, уничтоженного посредством прослушивания материала.

Последние два месяца я передвигался по жаркой юго-восточной Азии в автобусах и электричках, в кузовах пикапов, верхом на скутере и просто пешком. Пересекал границы, стоял в очереди на досмотр в аэропорту, менял одни иностранные деньги на другие, и те в свою очередь на третьи, знакомился, влюблялся и убегал от животных. И вот уже две недели хожу купаться на море, учу куски из «Бесплодной земли» Томаса Элиота и читаю научную фантастику. Потому что меня покусала собака, от которой убежать не смог, я должен пройти курс вакцинации против бешенства и столбняка, который, впрочем, почти успешно прошел. Но не хочу об этом писать. Я давно хотел писать какие-то небольшие эссе о том, что считаю интересным, и вот лучшего времени и не придумаешь. Стыдно уже молчать. Долго молчу, театрально.

Это как заново учится ходить. Мне кажется, что писать мне не о чем, потому что я ни хочу писать о том, что происходит вокруг. Я коплю эти истории про странных женщин, которые дерутся со мной на ночной малайской улице, сохраняю заметки и городах и дорогах, фотографирую и записываю название кафе, где ем, собираю спичечные коробки, что бы пополнить семейную коллекцию. Но это не то, о чем я хочу рассказывать именно сейчас.

Сейчас у меня есть только литература. Но так как литература для меня давно вышла за границы книг, и весь мир вокруг меня – литература, то писать я буду о ней. Хаха, привет, Дима, я не хочу вести тревелблог, в ноосфере и так слишком много путешествующих дауншифтеров, а плодить сущности, по наставлению одного английского монаха, дело глупое и в моем случае лишнее.

За названием не стал ходить далеко, ведь у всего на свете должно быть название, решил вести «Дневник читателя». Первая глава в Дневнике читателя называется «Далекая радуга гибнущего дракона». Почему? Потому что я мог бы выбрать любые две другие прочитанные за месяц книги, связать их названия в длинную витиеватую фразу, и всё равно бы рассказал обо всём что меня взволновало. Но выбрал именно эти две книги, поэтому первая глава будет называться «Далекая радуга гибнущего дракона».

Все позиции в игре известны. Литературных сюжетов законченное количество, и как гравитационная постоянная или кварковые превращения, они лишь частное проявление общих законов. И я, как живущий в Уруке при царе Гильгамеше писарь нанизывал на бечевку монеты и вязал счетные узелки, нанизываю на бесконечно длинную нитку памяти как стекляшки бус книги, фильмы, музыку и стихи.

Они звенят, бьются друг о друга, создают свой ритм и мелодию. Высматривая в приемах вязки узлов, что могут сделать близкими вещи казалось бы, очень далекие, подмечаю самые интересные и важные приемы. Я слушаю ритм, который с каждой новой стекляшкой становится всё сложней и звонче. Что значит этот перестук бус, я сам порой не могу разобрать, до тех пор, пока не начну писать. Вот в Дневнике я хочу разобраться, что за мелодия играет в моей голове.


Далекая радуга гибнущего дракона.

Часть 1. Далекая радуга.Свернуть )

Пхукет. День Сонгкрай. 2016
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

(без темы) [мар. 31, 2016|12:39 am]
Лоскутников Артём
Докладываю. Меня покусала собака. Залип на Пхукете. Ненавижу Таиланд. Планы на маршрут Лаос - Вьетнам - Камбоджа - Гонконг пошли прахом. Мне месяц колоть антирабику и от столбняка. И перевязки делать. Очень боюсь собак, не знаю почему, но они меня постоянно кусают. Так и живу, шарахаюсь о каждой, но все равно бываю искусан. Теперь ни купания, так как раны глубокие, ни алкоголя, так как вакцина и антибиотики с ним на дружат, ни веселья, так как - какое тут веселье, при полном крахе кпоткосрочных целей. Всем привет.
Ссылка1 комментарий|Оставить комментарий

(без темы) [фев. 29, 2016|07:00 pm]
Лоскутников Артём
У меня лихорадка Денге. Я неделю лежу с температурой и сыпью. А ещё я уже три недели в Индонезии, но дальше Бали так никуда и не съездил. В этом весь я. Ждать путешествия и зависнуть с тропической заразой в гостинице. Пью пилюли, шлю всем приветы.
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

(без темы) [дек. 12, 2015|11:19 pm]
Лоскутников Артём
Я каждый год думаю об этом. Сегодня возле Исакия думал об этом.
СсылкаОставить комментарий

28 [авг. 26, 2015|12:53 pm]
Лоскутников Артём
Задорен. Весел. Влюблен.
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

День космонавтики. [апр. 13, 2015|05:00 pm]
Лоскутников Артём

У меня всё хорошо. По существу вопроса о невыносимой тяжести бытия ничего внятного пояснить не смогу.  Потому что ада нет, кроме того, что показывают по телевизору, а если вы по выходным смотрите исключительно первый мистический и рен-тв, то и этого ада нет. Я периодически бреюсь, посещаю свой офис в подкатанных джинсах и футболке с принтом про зомби, занимаюсь документооборотом и бухгалтерией, периодически решаю текущие Армагеддоны в лаундж режиме.  А на выходные устраиваю ревайвл своих 19 лет. Если это кризис среднего возраста, то это лучший кризис за последние двадцать пять лет. Много легкого алкоголя и сумасшедших танцев, каких то приятных во всех отношениях людей и прекрасных выступлений. Мне 27, а я чувствую себя студентом, которому совершенно не нужно ходить на пары, потому что его уже отчислили, и родители не убили за это, а просто махнули рукой с фразой «сам разберешься». Странное и очень приятное ощущение. Проблемы - решаемы, девушка - милая, умная и красивая, деньги - есть, похмелья - почти не бывает. Быть молодцом - просто. Главное не забывать пить таблетки, меньше беспокоится, и слушать только хорошую музыку, почитывая книжки про элегантную вселенную и разумные растения.

Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

Жив. Играю в долгую. [фев. 26, 2015|02:51 am]
Лоскутников Артём
Я жив.
Ссылка1 комментарий|Оставить комментарий

Пропуск на мировую фабрику для вашей гильдии. [сент. 19, 2014|06:41 pm]
Лоскутников Артём

Я занимаюсь сейчас проектами связанными с Китаем. Пора вернуться. Мы запустили серию мастер - классов о логистике и поиске производителей в КНР. Очень круто, что моя компетенция помогает людям. После поездки в Бурятию возникла идея подойти к этому процессу как к полноценному бизнесу, а не просто развлечение в поисках новых впечатлений и поездок по России. Сделали сайт, анонсировали мастер - классы в Чите, Улан-Удэ и Хабаровске. Помимо этого мой проект «Гильдия», который я амбициозно тяну уже второй год получил очередной импульс, медленно, но верно подбирается команда, инвестор ходит вокруг да около, но еще так и не принял решение о поддержке. Но я уверен что решение будет найдено. Конъюнктура рынка такая- все смотрят на Восток. Так победим. Всем привет, ребята. Следите за продолжением.




Сайт проекта - http://worldfactorypass.ru
Отзывы участников на Ютуб - http://www.youtube.com/channel/UCzz1lslo3vFrDb1JZlNnIwA

Ссылка4 комментария|Оставить комментарий

Солнечная Бурятия. Спасибо всем кто был причастен. [сент. 11, 2014|03:22 pm]
Лоскутников Артём



Поездка в Бурятию случилась совсем случайно, но это одно из тех событий, которому я рад. В прошлом году, будучи еще в Москве я по совету ребят из коворкинга прочитал несколько мастер классов по закупкам в Китае, материала было много, он интересный и нужный для тех кто вообще не разбирается в теме. Мне формат понравился, и тем кто пришел, я уверен, тоже - та информация и мой опыт были крайне полезны. По стечению обстоятельств я вернулся в Хабаровск. И это был сложный год, в нем были и радости, и неудачи, но было как было. В июне, в санатории, куда меня загнало отчаяние от прогрессирующей аутоиммунной агрессии организма, на меня вышли ребята из Улан - Удэ, я спустя рукава оттягивал свой визит, потому что не до него было. Совсем. Поставки сырья на завод, котовасия в личной жизни, неудачный запуск проекта, полный провал по всем фронтам, и как результат еще более сильное уныние, месяца в больнице без результата и прогресса, так что я решил - еду. Будет как будет. Съездил на море, уехал в Улан - Удэ. С разницей 2 суток опять залез в поезд и поехал по бескрайним просторам Дальнего Востока и Забайкалья.

Долгая дорога для меня это больше 12 часов. Двое суток для меня - очень долгая дорога. Я не привык к поездам, самолеты - да, поезда - нет. Самый большой переезд в поезде до этого был жесткий студенческий трип - 28 часов в поезде из Наньина в Пекин 5 лет назад. Но эта поездка оказалось на редкость хорошей с самого начала. Я попал в штабной вагон, из соседей в купе никого, лишь на вторые сутки провел 6 часов с бригадой машинистов, и опять никого. Тишина. Поля, сопки, реки, лес. Штабной вагон - это сердце поезда, рядом вагон - ресторан, в самом же - радиорубка, купе начальника поезда, купе работников кухни, пустующее, большую часть времени, купе для полиции и несколько купе для транзитных работников РЖД. Не знаю как мне удалось попасть туда, но я этому был рад безмерно, я не люблю соседей.

Двое суток я читал, написал несколько страниц текста и готовил свои выступления. На станции Амазар, включив телефон, узнал что бабушка Сашиной жены, чудесная женщина, с которой мы были на море, бойкая и веселая старушка, скончалась от острого лейкоза, ей было за 70, но в ней было столько жизни и задора, что я всю поездку на море удивлялся что может с людьми сделать спорт, здоровый образ жизни и занятость делом. Есть вещи, которые заставляют отвлечься от суеты мыслей, добиться ясного понимания точки привязки, кто ты, где ты, что делаешь. Я на станции Амазар, я еду в Бурятию читать семинары по бизнесу с Китаем, мне 27 лет, у меня есть друзья и семья, у меня есть опыт и желание этим опытом делиться, я хочу познавать мир, читать и понимать то, что еще не могу понять, я хочу учиться и быть полезным своему миру, людям вокруг. Я умру, мы все умрем, но что бы люди смогли так же думать обо мне как я на станции Амазар думал о Галине Дмитриевне, над этим нужно трудиться.

И еще несколько часов я думал о жизни и смерти, о чем еще не раз задумывался в самой Бурятии, когда в перерывах между безумной гонкой из встреч и выступлений мы ездили в духовные места. Это жизнь. О ней нужно думать. Утром, чуть позже десяти меня встретила одноэтажная, солнечная Бурятия. Начался плотный, насыщенный график, каждый день у меня были семинары, консультации, разговоры, жирная бурятская кухня и невероятные экскурсии. Буряты - гостеприимный народ, даже более чем я ожидал. Сначала я очень боялся что не смогу запомнить эти сложные для европейца традиционные имена. Но это оказалось проще чем я ожидал, пара дней и я без труда ориентировался уже в названиях бурятских блюд, названиях остановок, районов, географических объектов.

Меня поили, кормили, водили по местным достопримечательностям - в ответ я говорил. Долго, мощно, по 10 часов к ряду. И мне было мало. Я устал, но это добрая усталость. От моей энергии лопался зал, люди заходили и выходили, потому что по словам этих традиционных людей, моей энергии хватит что бы освещать небольшой, тысяч в сто человек, город - и я этому рад. Опять появился запал к работе. Появилась жажда давать, отдавать свой опыт, помогать людям, смотреть как живут другие люди и главное, познавать мир.

Я много читал в поезде. По дороге туда это были Лем, Вонеггут, Замятин, Хаксли. По дороге обратно Ли, Селенджер и Гумилев. Уже на подъезде к Хабаровску я дочитывал лекции Гумилева о пассионарности и этногенезу, у меня внутри кричало всё, бизнес - это новая пассионарность, тянущая страсть внутри к действиям, невозможный многовекторный импульс у меня внутри, это страсть, страсть бежать.

В первый же день мы поехали в городской дацан на Лысой горе, меня принял тибетский лама, который по обмену ли, по воле сердца, я так и не понял, прочитал надо мной свою молитву, побил в колокольчик, покидал зерном и сказал - дорога открыта, можешь дальше бежать.

Я скептик, склонный к агностицизму, глубоко материальный человек поверил этому улыбающемуся дядьке, который судя по всему в перерывах между хуралами и приемами посетителей прости рисует завитки в тетради.

Спасибо солнечной Бурятии, людям, которые меня вызвали к себе, привезли и подарили мне возможность снова делать дело, которое мне нравиться, путешествовать и быть полезным. Надеюсь что я вернусь в Забайкалье уже в ноябре. По плану новый тур: Иркутск - Улан-удэ - Чита. Посмотрим, не пропадет ли эта искра. Я буду раздувать пламя.

Спасибо что следите за мной. Мне важно что мой мир для кого- то интересен.







Ссылка4 комментария|Оставить комментарий

(без темы) [сент. 4, 2014|12:49 pm]
Лоскутников Артём

Я в Бурятии. Город Улан-Удэ. Три дня бизнес - марафона о работе с Китаем. Путешествия заряжают. Кто я. Что я должен делать. Какую пользу могу принести. И главное.  Жизнь одна.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Ссылка3 комментария|Оставить комментарий

Мне 27. [авг. 31, 2014|12:25 am]
Лоскутников Артём

О внутренней риторики в ожидании войны.

Я не хочу писать стихи Юля, единственная женщина о которой я не могу написать ни строчки. Прошло 4 месяца. Я уезжаю и возвращаюсь в город, то туда, то сюда. То в санаторий, то во Владивосток. То просто куда глаза глядят. И каждый раз после возвращения, первым делом я случайно встречаю её, в барах, в тусовке, на улице, в фотографиях с теми людьми, которые составляют большую часть моих знакомых. Она, когда то замкнутая, очень тихая девушка - стала центром моего круга общения, в котором я проводил время. Она центр этой тусовки, неожиданно, внезапно, вспышкой сверхновой, я остался один, потому что меня накрывает рядом с ней, я не могу находиться рядом с ее новым парнем, который был моим хорошим знакомым и важным человеком, в сфере моих внутренних интересов, человек с которым я мог поговорить, по - настоящему, о многом. Со всеми этими людьми, которые раньше были моими знакомыми и друзьями, а теперь это ее мир. Это такая оккупация, в которой я чувствую себя человеком с желтой звездой Давида на рукаве. Мне не с кем даже выпить. Потому что она - везде. Хабаровск - очень маленький город.

2 недели я был на море: неделю на острове, неделю во Владивостоке. Это было волшебное время одиночества, хотя одиночества не было и в помине. Саша с женой и сыном, вместе с бабушкой Ники жили на базе, я же возле, в той же бухте. Один в палатке, возле линии прибоя, в поле, окруженном холмами. Звезды, ветер и звук волны, мой саундтрек на ночь. И как лекарство, аудио-спектакль по книге Ивана Ефремова «Час быка» по 40-50 минут перед сном на половине громкости телефона в наушниках. В результате я постоянно размышлял, задавал вопросы для понимание внутренней структуры бытия, моего бытия, бытия по Хайдеггеру. Очень сложно чувство, которое я не могу даже описать, потому что мои знание об этом мире малы, меньше чем бы хотелось даже для начального уровня, столько упущено на бесцельную суету, что когда настигает волна осознания в какой части пространства и мира в данную секунду ты находишься, хочется плакать, нет для аналитика большей беды - чем недостаток фактов, и нет для философа большей опасности, как узость мышления, особенно если чувства и события которые настигают меня даже невозможно назвать, потому что я не знаю как это назвать, а если нет имени - есть мучительная борьба в смешении чувств, эмоции и непередаваемой тоски.

Спасибо Саше, который в день рождения распечатал все фотографии с нашего отпуска, каждую снабдил подписью. Настоящие, бумажные фотографии с телефона и подробные добрые подписи о каждом моменте, что бы я не забыл. Память - самая ненадежная вещь, когда не за что уцепиться. Якорь физического мира, чувства и эмоции, как запах врываются в мысли и улыбка не сходит с лица. На этом контрасте - меня и лучшего друга, которого знаю больше 15 лет, который действительно успешен в том что он делает, по хорошему, по умному добр к миру и людям, который стал отцом, мне было еще больнее думать о том кто я есть в этом пространстве, в этой конкретной точке бытия.

Мне 27 лет. И дело не в цифре на календаре, а в ощущении что детство и даже юность - кончились. Очень важно чувство, и в первую очередь тем то время уже ускорило бег. Год назад я вернулся в Хабаровск. Как будто вчера, за этот год произошло очень многое, за два эти года произошло очень много, за двадцать семь лет произошло очень многое, и если считать по честному, я всё забыл. Моя память - ретроградная амнезия, во мне болит любовь к женщинам, которых никогда не будет уже рядом, угасают всполохи амбиций и дух прожектерства, мне хочется устроится на работу плотником в месте, похожем на Флакон или Заря, писать иероглифы и периодически верить что когда-нибудь, я смогу назвать все свои чувства своими именами и написать об этом книгу.









Ссылка6 комментариев|Оставить комментарий

Двадцать [авг. 30, 2014|11:17 pm]
Лоскутников Артём
Любимый рассказ. Добрый и понятный. Июнь 2008

Двадцать

-Мама я не могу!
-Я тебе говорила…
-Я не помню! – он, не открывая глаз, лежал на кровати, на улице было солнечно, но вставать совсем не хотелось, было лишь желание уткнуться в подушку и создать полную темноту.
-Лёша, я тебе говорила вчера утром, когда уходила на работу, ты сказал, что всё понял! – в телефонной трубке слышался напряженный голос.
-Но я же спал, я не помню.
-И что теперь делать – я с работы не могу уйти, отец тем более, люди уже вызваны, всё. Разговор окончен, - напряженный голос на том конце телефона безапелляционно закончил.
-У меня завтра экзамен, а сегодня консультация!
- Консультация у тебя в три, посидишь до двух, а в два бабушка придёт.
- А почему она сразу с утра не придёт, я в кино собрался идти.
- Бабушка на даче, электричка будет только днём, всё, тем более нечего в кино ходить перед экзаменом, в пятницу сходишь. Всё я пошла, отец звонил?
- Нет
- Ты позавтракал?
- Да
- Салат убрал?
- Да.
- Помой посуду и вынеси вёдра, рабочие приедут в пол одиннадцатого, приберись там. Я на тебя надеюсь, пока сынок…
-Пока мама.
Алексей раздражено положил телефон. Всё утро летело в мусорное ведро, в кино он не собирался, просто потерять целое утро, наблюдая, как рабочие меняют окна, совсем не хотелось. Прошлый раз меняли батареи и сантехнику, пришлось смотреть, что бы «всё было нормально», как выразилась мама. Смысла в этом Алексей совсем не видел. Настроение упало как рубль в 98 году. Он встал с кровати, сходил в ванную, потом прошёл в прихожую, и поставил радиотрубку телефона на зарядку. Посмотрев в зеркало, отметил свою лёгкую небритость и отправился завтракать.
Кухонные часы показывали девять, но они сильно опаздывали. Наскоро поев, он помыл посуду и закурил возле открытого окна.
С одной стороны Алексея радовал такой быстрый ремонт в квартире, он да же почти не замечал его, сначала поменяли двери, потом сантехнику, потом линолеум, сейчас вот окна, наконец - то, поставят пластиковые. Он даже улыбнулся сам себе, но вот сидеть с мужиками в строительных комбинезонах, которые что-то ломают, носят и красят, совсем не хотелось. Он стряхнул пепел и несколько раз быстро затянулся. Налил в любимую синюю кружку крепкого кофе и отправился в зал смотреть телевизор.
В 20 минут одиннадцатого в дверь позвонили. Рабочих было двое, мужчина лет сорока, сорока пяти в старом замазанном шпаклёвкой комбинезоне, и парень помоложе, в фирменной кепке и сумкой с инструментами.
-Здравствуйте, - на Алексея пахнуло вчерашним перегаром.
-Доброе утро, - Алексей впустил рабочих , протянул оставленный мамой утром чек и квитанцию на установку. Молодой рабочий взял её, что-то отметил в своём блокноте, расписался и отдал Алексею.
-Всё понятно. Показывай фронт работы, - Лёша провёл рабочих и показал все три окна и балкон. Квартира была большой, трёхкомнатной. Не в центре конечно, но весьма близко, район был благополучным, очень удобным для жизни. Имелся свой кинотеатр, и даже спортивный комплекс. Дом, в котором располагалась квартира, был 4 подъездным, высотным, заселён был в основном бывшими работниками одной госконторы, в которой раньше работали и отец, и мать Алексея.
- Ну, всё понятно, сначала вынесем старые окна, потом новые, работы на день, управимся быстро, - молодой прошёл в коридор и кому-то позвонил, Лёша сдержанно спросил у взрослого рабочего: - Вам что-нибудь нужно?
-Да нет, всё при нас, хотя знаешь – ты убери все мелкие вещи – мы сейчас мебель будем полиэтиленом обтягивать, что бы не запачкать, и положи мокрую тряпку у входа, что бы грязь не таскать.
Лёша выполнил все просьбы, хотя он не верил, что тряпка способна сдержать натиск пыли и грязи в квартиру, установщики так бодро стали ломать оконные рамы, что пыли сразу стало много. Несмотря на объём окон, рамы легко снимались, почти без усилий и в течение получаса от трёх окон остались только зияющие в улицу проёмы. Балкон пока ломать не стали. Ветер загулял по пространству квартиры, ещё минут через десять на улице послышался звук тормозящего грузовика, и несколько позже ещё двое рабочих уже вносили первое окно.
Работа шла быстро, Лёша да же подумал, что это вполне интересно наблюдать, как люди своими руками меняют пространство его квартиры. Он хоть и учился на экономиста, любил смотреть, как люди работают руками. Своё трудовое будущее он видел в отдельном кабинете со штатом личных секретарей, не сразу конечно, но в будущем.
Лёша пошёл на кухню и поставил чай, затем вернулся в зал и предложил рабочим чая.
-Я чай поставил, будете?
-Да, спасибо.
-Меня зовут Алексей, - представился он, хотя подумал, что надо было это сделать и раньше.
-Сергей, - ответил молодой.
-Иван Сергеич, - с некоторой задержкой произнёс рабочий постарше. Чай быстро закипел, и Алексей пригласил всех на кухню. Из вежливости завели разговор о работе.
-И много у вас работы летом? - спросил Лёша
-Да нормально, зимой меньше, но то же без дела не сидим, - говорил в основном молодой рабочий Сергей, Иван Сергеич больше молчал, хотя и он иногда вставлял свои реплики.
-Да, что там, говорить, зимой вообще работы мало, компаний много, конкуренция у всех, а окна в основном с весны начинают ставить, мы зимой больше на дверях железных маем.
Лёша узнал про зарплату, про условия труда, интереса он большого не испытывал, просто, что бы поддержать беседу. Рабочий попили чай, поблагодарили и отправились дальше монтировать стеклопакет в зал. Лёша посмотрел на часы. Было уже начало первого. Бабушка должна была прийти к двум.
В комнате работал компьютер, и негромко играла музыка, Лёша взял зачётку и положил её в рюкзак, в три надо было заехать в институт, поставить допуск к сессии и в идеале ехать домой учить экзамен. Но, понимая, что сегодня учить, не получится, он принял решение прийти сегодня поздно, по этому положил в рюкзак и кофту, вечером гулять было ещё прохладно, не смотря на уже наступившее лето. Весна была затяжной, холодной и даже календарный июнь совсем не отличался от середины мая, с его холодным вечерним ветром. В комнату зашёл Сергей и внёс ведро со шпатлёвкой, затем они вместе с Иваном Сергеичем внесли раму окна.
-Я вам не мешаю?- Лёша приподнялся со стула.
-Да нет, сиди.
Рабочие были молчаливы. Они собранно и деловито вставили раму в проём, затем закрепили её, Сергей зачистил пазы и залил шов пеногерметиком, работа у них точно спорилась. «Всё таки опыт штука наипервейшая, - подумал Лёша, - это наверно скучно каждый день ломать и ставить окна, так можно и с ума сойти года за два, каждый день ….хотя работа руками, можно, к примеру, музыку слушать, или в слова играть с напарником». Но наушников у рабочих не было, да и в слова они не играли. Они молчали, иногда раздавались резкие и короткие просьбы – уточнения.
-Серёга принеси ещё пены, надо шов долить.
-Ага.
-Иван Сергеич, откосы сейчас ставить будем, или потом все вместе?
-Потом.
И всё, никаких разговоров за жизнь, никаких обсуждений футбола или политики. «Видно они уже привыкли».
-Сергей, а долго учиться окна ставить? – Алексей решил разбавить молчание.
-Ну, я месяца полтора учился, Иван Сергеич, я когда пришёл?- он повернул голову к старшему напарнику.
-В прошлом году в феврале, я тогда с «Тёплых Окон» ушёл, меня с тобой в пару поставили, это как раз февраль был.
-А почему ушли, здесь платят больше? – Лёша испугался своему бестактному вопросу, «Как ребёнок», - подумал он, - извините, конечно, что спрашиваю, - быстро ретировался он.
-Да одинаково платят, только здесь и отпускные и больничный, и отношение человеческое, а в «Тёплых»…У нас парень из окна на третьем этаже вместе с рамой выпал, так он когда летел, не о жизни думал, а о том что бы окно не разбилось. Всё равно разбилось, у него из зарплаты его высчитали потом. После этого мы чуть ли не всей бригадой ушли. Я до этого в одном проектном институте работал – инженером по системам коммуникаций – привык с людьми работать, и главное что бы отношение в коллективе было хорошее.
- А как же вы в установщиках оказались? – Лёша выразил заинтересованность.
-Жизнь то она такая, потаскает ещё, будь здоров, жить то надо как-то было, а наука вещь полезная, и для души, только семью не прокормишь, вот тебе сколько лет?
-Двадцать, - сказал Лёша
-А мне уже сорок семь, и должен же, в конце концов, окна кто-нибудь устанавливать, Иван Сергеич улыбнулся, - На кого учишься?
-Экономист, - Лёша то же улыбнулся.
-Дело то же полезное, если голова на плечах есть, обязательно человеком станешь.
-Конечно, есть, Лёша да же слегка обиделся, Не одной тройки в зачётке.
-Ну, коли так, тогда точно человеком будешь, - Иван Сергеич, почему-то резко оборвал себя на полуслове.
Вернулся Сергей, который в середине разговора, куда то выходил, в руках у него было две бутылки пива, Лёша неприятно удивился, но промолчал. Это было явно не его компетенция давать оценки.
-Ты нас пойми, сказал молодой установщик, - У нас в понедельник парень из бригады повесился, Лёха Егоров, мы вчера его помянули, ну и перебрали немного, подлечится надо, а то голова гудит, сил нет, Сергеич держи, - Сергей протянул второму рабочему открытую бутылку пива.
-Как это повесился, - Лёша ещё до конца не понял, что имел ввиду Сергей.
-Как все - на верёвочке….Поехал с семьёй на шашлыки, жена, тёща, родственники, напился и переругался с женой, чё они не поделили, кто его знает. Молодой парень, двадцать семь недавно исполнилось, а тут жена с ребёнком приходят – а он болтается в коридоре, - Сергей на секунду замолчал, - Ну и перебрали мы вчера конечно, хороший пацан был…А ещё же хранить же завтра, деньги собираем на фирме,
Иван Сергеич сосредоточено молчал и пил пиво, когда бутылка опустела, он положил её в пакет со строительным мусором.
-Всё, Серёга, заканчивай.
Сергей допил пиво, и понёс выкидывать мусор.
Через полчаса пришла бабушка. Алексей попрощался с рабочими и пошёл в институт. Возле учебной части была небольшая очередь. Лёша протиснулся к двери и прошёл к кабинету декану.
-Можно забрать документы?
-Ну и шутки у тебя Егоров, - улыбнулась секретарь
-Я не шучу, я хочу забрать документы.
Когда поздно вечером Лёша вернулся домой, в квартире светились три новых пластиковых окна и балкон. Рабочие управились всего за день.
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

Ересь [авг. 30, 2014|10:34 pm]
Лоскутников Артём

Разбираю свои заготовки и зарисовки, вот синопсис повести, дата - 5 ноября 2013 года.

«Ересь»

У семейной пары из Новосибирска русского банковского работника и девушки якутки, бывшей гимнастки , тяжело заболевает семилетний сын, мальчику не могут помочь местные врачи и отправляют его в Москву. В Москве врачи ставят диагноз (неизлечимый), требуется трансплантация почек. Родители не могут быть донорами. А в очереди ждать несколько лет.

Главный герой – отец, сразу после страшного диагноза начинает поиск органов для сына. Он узнаёт, что купить органы можно в Китае, но это стоит больших денег, ради чего он идёт на преступление, хорошо спланированную финансовую махинацию. В конце концов он получает деньги и едет за органами, которые как выяснятся продают коррумпированные чиновники из провинции Ляонин, где содержатся узники совести – члены религиозной секты Фалуньгун. У них живьём вырезают органы и продают по всему миру. Герою приходится делать трудный выбор. Он выбирает жизнь сына и летит обратно в Россию, его арестовывают в аэропорту за хищение денег, он передаёт кейс с органами милиционеру, тот обещает передать их сыну.
Мальчику делают операцию, отцу дают пять лет, история попадает в газеты и доходит до официального Китая.
СсылкаОставить комментарий

Рассуждение о книгах, образовании и тканях. [июн. 21, 2014|12:41 am]
Лоскутников Артём


Я почти перестал читать. Заменил книги интернет журналистикой, скудной аналитикой, лентой твиттера и редкими сериями тематических обзоров в жж от экспертов. Это тупик, бесконечный тупик, как написал Галковский, правда имея ввиду совсем другое.

Мне самому не понятно как я скатился от книг к твитам и от фильмов к сериалам. Попытки разобраться в этих метаморфозах приводят множество ретроспективных причин, но всех их объединяет основной принцип - склонность ума к упрощению. Природная лень, которая даже живой и любопытный ум как мой может превратить в полипа, о котором писал Виктор Олегович Пелевин в Дженерейшен Пи, орануса.

Мне стало тяжело читать книги, не развлекательный жанр, вроде боевой фантастики, которая так увлекала меня в детстве, да и сейчас не потеряла интерес, или запутанные детективные истории от группы авторов, скрывающихся за псевдонимом, а хорошие, вдумчивые и серьезные вещи, от которых есть польза, хотя бы в том что над словами задумываешься дольше, чем нужно для того что бы нарисовать в голове кадр из фильма, который снимали бы по динамичному сюжету.

Скатывание в упрощенную форму восприятие информации, то от чего мне становится по настоящему грустно. И осознание проблемы - первый шаг к ее решению, как не двусмысленно говорит нам популярная психология. Мне хочется оставаться в постоянном процессе событий, даже виртуальном, поэтому мне так нравиться сериалы и истории с продолжением, обдумывая эту проблему пришел к выводу что я боюсь когда история обрывается, от того то я никогда и не рвал с женщинами. Это они уходят от меня, как бы не было нам вдвоем плохо, инициировать разрыв не приходит мне на ум. Тот же поведенческий паттерн я переложил и на сферу получения информации. Или наоборот, кто знает.

Как заведенный всю весну я читал события про Юго-восток Украины, интуитивно понимая что толку от моих знаний по этому вопросу никакого не будет, мне претит быть диванным экспертом, тем более когда я понимаю всю глупость и бесполезность экспертных оценок по таким событиям, да и уровня моих знаний по этому вопросу было бы недостаточно даже объяснить алкашам в подъезде что есть что в этой ситуации. Но всё же, как заговоренный я читал ленты, следил за трансляциями с мест событий, впитывал всю картину происходящего. Зачем?

С тем же успехом я смотрю около 30 сериалов. Я не шучу, я провожу за этим занятием всё свободное время. Ловлю новые проекты, нахожу старые и неизвестные вещи, тем более возможностей сейчас предостаточно. Зачем? Возможно от депрессии, непреходящей который год, возможно от неумения быть с собой наедине, так как вопросов к самому себе накопилось множество, но погружаясь в иллюзорный мир чужой жизни я не даю времени и возможности поговорит с собой и поднять эти проблемы. Я не знаю. Записался к психотерапевту, эту яму нужно копать, потому что вода не уходит, и скоро меня зальет с головой сапорелевой грязью не решенный вопросов, незакрытых гештальтов и прочих не.

В Москве я много времени проводил в метро, от того и книг в телефоне было много, успевал читать и даже имел план что еще нужно обязательно прочесть. В Хабаровске - в силу событий, времени на вдумчивое чтение не осталось, точнее оно полностью заполнилось просмотром лент и сериалами, потребление которых я только усилили.

Несмотря на это мне удавалось прочитать одну - две книги в месяц. Но это чрезвычайно мало, за год меня потрясли, по хорошему, с прозрениями, долгим ощущением восхитительного чувства чего то поистине нового всего две книги. Бесконечный тупик: гипертекстовый труд современного философа Евгения Галковского и Черный лебедь, Нассима Талеба. Если первая книга - это запутанный сериал из личного мнения автора об литературе, истории, социологии и философии, то вторая это отличная структурная вещь, расставившая мои мысли по полочкам относительно современного понимания процессов происходящих в мире как таковом. Но главное за год я понял одну важную вещь, относительно собственной картины мира. Она - словно изъеденная молью марля, которая считает себя плотным брезентом на корабельной мачте.

У меня плохое образование, если честно, у меня его совсем нет - моя система взглядов поверхностная и скудная, сформированная латиноамериканской прозой, советской классикой, советским же андеграундом, редкими знаниям по истории, в очень узкой области и естественнонаучный бардак, с преобладанием знаний по химии, биологии и физике. Я успешно живу с этой котовасией уже почти 27 лет, но мне стыдно, потому что понимание об огромных системных белых пятнах - это то что довлеет постоянно. Мир очень усложнился, и знать обо всём - технически невозможно, но главный стержень, диалектическое понимание мира, научный подход, в первую очередь научный скептицизм, или как его называет тот же Талеб, скептицизм основанный на первичности опыта, должен по моему мнению становиться основой личности, которая хочет достичь успеха.
И что самое неприятное, в простой, обыденной жизни, где времени хватает только на работу, с людьми которые работают рядом и тоже не имеют возможности рассуждать о чем то другом, и не находиться причин для рассуждений о другом, что выходит за технические знания, которые эту жизнь улучшают.

То есть в перспективе потратить время на прочтение книги, которая поможет улучшить продажи или потратить время на изучение новой бизнес стратегии, гораздо важнее чем прочитать Канта. Кант не поможет мне оплатить ипотеку или слетать на Филиппины в августе. Кончено, это мнение можно оспорить - ведь Кантовские императивы универсальны, и возможно через них прийти к каким то базовым стратегиям проще, но это очень долгий путь, и мне видеться не совсем логичный.

А скатываясь в понимания мира, излишне теоретизируя бытие легко скатиться в созерцательное познание, которое резко диссонирует с реальностью. Мне нужная новая машина, и никакое понимание постулатов Поппера не поможет мне ее купить, только если я не собираюсь издавать книжки «Поппер для чайников».

С одной стороны всесторонне образование помогает шире мыслить, и в поисках ответа на конкретные проблемы и задачи легче их находить, чем узко образованный специалист - технарь, но для этого нужны и другие данные, такие как интеллект, та же удачливость, которую я считаю величиной важнейшей для любого дела. Как найти баланс. Как исправить системную ошибку заложенную в основании - плохое образование?

Читать дальше, пытаться думать осознанно и зашивать дыры на марле.
Ссылка1 комментарий|Оставить комментарий

Письма для Лены. Письмо первое. Введение в краткий экскурс непреодолимого желания быть и не боятся [май. 22, 2013|04:22 pm]
Лоскутников Артём
[Tags|]


Моя жизнь, это сплошной праздник, который всё время с кем - то другим. На часах десять, я сижу на лавочке, мерзну и пью из банки солодовый напиток. Заряда батареи на ноутбуке осталось на полчаса, и даже если я постараюсь, этот текст, всё равно, будет коротким. Лена однажды сказала, что обо мне можно писать книгу, Лена, поверь, я сам бы ее написал, если бы умел собирать волю в кулак и долго упорно работать над текстом, и вообще работать над чем-нибудь длительнее трех месяцев. Последний месяц, как никогда до этого, показал, что я не умею жить на перспективу, и максимум на что я способен, это забеги на пиковых скоростях, и долгие, затяжные падения с веселыми песнями с траурными обертонами.

Сегодня я отдал последние сто тысяч рублей клиентам, которых подвел, где найти еще сто тысяч, что бы отдать другим клиентам я не знаю, счета фирмы вот-вот будут арестованы, хотя на них и так нет денег, я всё равно должен всем: налоговой, людям, сам себе. И всё это происходит лишь потому, что я гениальный стратег, но посредственный тактик. Волею случая это была действительно прекрасная весна, и той же волею эта весна самое ужасное, что со мной случилось за год, поняли иронию? Я каждый год говорю себе, что в этом-то году всё точно наладится, я остепенюсь, поумнею и начну жить в рамках протестантской модели мира, лютеранского кодекса и масонской преданности порядку бытия. Крепкое дело, прикрытый тыл, и семья, и дом, и помогать маме, и не пить.

А что в итоге? В итоге я запустив на две недели дела, задолжал всему миру, сильно повредил здоровье на почве тотального алкоголизма, и затянул узел удавочки так туго, что развязать его можно будет с трудом. Что ж, таков я. Франт и щеголь, мастер изящных комбинаций и запойный алкоголик, мечтатель и непроходимый дурак. В моем языке всё меньше острых цитат, и всё больше какой то фатальной грусти. И это уже не литература.
Ссылка3 комментария|Оставить комментарий

День космонавтики [май. 5, 2013|06:29 pm]
Лоскутников Артём
Эта весна оплатила кредит всего того ада и тяжелого серого пепла, что кружил надо мной последние пол года, а может быть год, а может быть и все пять. Я перестал беспокоиться и начал жить без помощи алкоголя и рвущих всё нутро бесполезных терзаний. Произошло это незаметно и естественно, как растет трава на грязных газонах московских дворов, еще вчера укутанных черными от сажи сугробами, как распускаются первые одуванчики, как идут в ночах по рельсам фирменные поезда и бегут по небу над Волгой облака, белогривые лошадки.

1 февраля я сел в самолет и прилетел в другую жизнь, в пределах московской кольцевой дороги. Прошло три месяца, после моего решения уехать в Москву из чарующего плена сирийского гашиша, китайского чая и теплого моря на берегу Тайваньского пролива. И я не помню, как принял решение всё изменить, просто те решения, приведшие к моему перманентному ощущению радости, сейчас мне не понятны, но были естественны, поэтому я оставлю их тщательный разбор на потом. Что двигало мною, предстоит узнать дотошному исследователю, опытному психоаналитику и любителю тоскливой литературы с индиферентным отношением к нормам русского языка, мотивы, которые я сейчас не могу вытянуть из своей памяти, не важны, да и не хочу, по большому счету, потому что, как отлетают выгоревшие ступени ракеты, поступки, цепь которых привела к настоящему результату, уже тоже не играют значительной роли. Действительно важно только то, что происходит здесь и сейчас, как бы тривиально это не звучало.

Просто всё случилось так, как должно было случиться. Три месяца пролетели, в прямом смысле, как один день. Как слайды или отпуск у уставшего бухгалтера крупного завода. Вот вчера еще я сижу в зале ожидания аэропорта в Пекине, а сегодня на Мясницкой, слушаю фоном Боба Марли и Башлачева, пью вишневый сок и пишу, что у меня всё хорошо. Я очень редко пишу, что у меня всё хорошо, это настолько же приятно, как и всё остальное, что со мной происходит. Писать не от тупой боли, а от светлой радости, и даже тихого счастья, это прекрасно. Но та часть моего я, что жила в эти страшны годы распутья и безверья, до сих пор не понимает, что всё может быть лучше, чем короткие передышки между марафонами из тяжелой серой тупой тревоги и алкогольной амнезии. Я иногда боюсь, что магия кончится, и я снова вернусь на круги своя, бьют часы на Спасской башне, карета превращается в тыкву, кучер становится крысой и кусает меня за палец, гемморологическая лихорадка, палата Склифа, деревянный макинтош, пьяные музыканты играют туш. Но весна…

Весна, весна она заплатила за всё сразу, видимо я сделал в этой жизни не так мало хорошего, что бы мне повезло вытянуть счастливый билет, пускай и заплатил за него сполна препаратами, депрессией, мучительными бессонными ночами с нескончаемым внутренним ужасом, страхом близкой смерти и тленности бытия, как такового. Спасибо, Москва.
Это был кредит, который нужно отдавать, и весна его отдала, без остатка, агатовым цветом апрельской ночи в Химках и ветреным похмельем в Казани. Прогулками по бульвару, долгими снами с хорошим концом, открытками на почтовый индекс 420110, новыми знакомыми и сменой парадигмы восприятия. Я больше не общаюсь токсичными людьми, не сижу на политических сайтах, не корю себя за 25 лет, которые прошли впустую. Всё было не зря, всё в этой жизни не зря же.

12 апреля в день космонавтики я поставил ключ «на старт», и для меня начался полет, к которому готовился два месяца, а может быть и год, а может и всю жизнь, рано судить об этом под волной допоминового резонанса, но подсознательно надеятся, это прекрасно в степени. Тема космоса проходит красной нитью через всю мою московскую главу. Я понял, что Бетельгейзе для меня не пустое слово, и я рожден для этой звезды и полета, чтобы не говорил Мамардашвили и Пятигорский о сущности жизни. Вообще вся эта история отдает артхаусным кино и фантастической литературой, но в ней нет ни слова вымысла, так как эту историю я пишу сам. И она, я надеюсь тоже , хотя это не важно. Мне просто нравится не фиксировать цепь событий, но отдавать себе отчет, что ощущения реальности потеряно. Фантастика. Вот что я могу сказать о себе сейчас. Сижу в кресле ракеты «Восток - 1», и лечу.

Итак, три месяца в Москве, полет нормальный. Спасибо, Лена.
СсылкаОставить комментарий

(без темы) [май. 2, 2013|03:09 am]
Лоскутников Артём
Я был в Казани.
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

Жизнь идет своим чередом [апр. 25, 2013|05:08 pm]
Лоскутников Артём
Жизнь идет своим чередом, Артем сидит у себя в комнате в Окленд и смотрит сериалы в компанииупаковки пива. Сегодня в Австралии и Новой Зеландии праздник, день АНЗАК, день памяти солдат, погибших в Дарданелльской операции во время Первой Мировой, по этому поводу ничего не работает, и делать Артему нечего.

Игорь на смене, пишет смешные сообщения по мотивам вчерашнего марафона японского аниме Гайвер, призывает меня остерегаться зооноидов. Игорь ходит на смену сутки через трое, по дням, когда его нет дома, я осчитываю время, время летит очень быстро. Три месяца в Москве, я в Москве три долгих для клетки, но ничтожных для вселенной месяца. До сих пор мне кажется это сном, или серией в ситкоме со мной в главной роли.

Дима звонит и делится радостью, отец купил ему новую дверь, двери Дима замял в неравной схватке с Газелью где-то на МКАДе, неделю назад, а две недели назад мы ездили ночью в Химки, что бы увидеть Лену, Лена чудесна. Еще Дима скидывает мне свои аспирантские рефераты по философии, что бы я знал, что такое коллайдер, и какой нелегкий путь развития прошли эти ускорители за время своего существования. Дима всё время занят, но когда он звонит я рад что приехал в Москву.

Костя с Аленой зовут приехать в Питер, как впрочем и Лия, которая в приказном порядке убедила меня погостить у неё, но это будет через неделю, или две, потому что на этих выходных я еду в Казань, читать надписи на татарском и слушать истории про архитектуру столицы Татарстана.

Жизнь идет своим чередом. Я просыпаюсь в одиннадцать, пью чай и еду на Мясницкую, в коворкинг. По дороге ем в небольшом итальянском кафе возле французской школы, в час пик в кафе всегда много детей, которые шумно и весло разговаривают на своём квакающем языке, у них чудесные милые лица и приятные улыбки. Мне перманентно кажется что я счастлив. Я влюблен в этот район, в Бобровом переулке есть сквер на территории библиотеки им. Тургенева, здесь можно посидеть на солнце, которое в Москве редкость та еще, а сама Мясницкая, та улица, на которой понимаешь Москва – европейский город. Настоящий старинный европейский город, в котором живет история страны, для меня, дальневосточника, Москва это образ, по-настоящему обрётший смысл только сейчас.

Весна.
Ссылка3 комментария|Оставить комментарий

Диалектика пространства, проблема адаптации в России. [апр. 4, 2013|02:54 am]
Лоскутников Артём
Я в Москве два месяца, после жизни в Китае у меня появилось несколько проблем в плане коммуникаций с людьми. Не то что бы я испытывал муки, но есть вещи, которые действительно замечаю в себе как трудности в общении с миром.

Во-первых, это лица. Я теряюсь. Если в Китае азиаты воспринимались мною как фон, абсолютно не понимая речи вокруг, весь сетинг был просто красивым бэком, как фон в иностранном фильме с субтитрами на малознакомом языке. Это при том, что в родном Сямэне четыре миллиона жителей, я всё равно ощущал себя в пустоте, мне не за что было зацепиться, к визуальному шуму через месяц уже вырабатывается такая прививка, что даже телевизионная реклама не является раздражителем. Любое не азиатское лицо сразу становилось ярким маркером, крепким якорем, на котором задерживался взгляд. Я постоянно говорил своим новым знакомым: европейцам, американцам, русским, что они на кого-то похожи, я находил дупельгангеров почти всем. Даже индусам, даже туркам, и уж тем более белым. Только китайцы были всегда одинаковые, при том, что я научился их различать друг от друга еще лет пять назад, и все они для меня воспринимались как абсолютно разные люди.

В Москве всё по-другому, тут нет той привычной для Китая однородности лиц, потому что мы европейцы хоть и учимся воспринимать разницу в чертах внешности азиатов, всё равно имеем другой алгоритм оценки лиц. Я не помню точно, как фокусируется взгляд у «нас» и у «них», но для ординарного китайца все белые лица на один манер, так же как у неподготовленного лаовая. Женя рассказывал, что европеец фиксируется на горизонтальном сечении лица, азиат на вертикальном, мы выбираем разные оси для закрепления визуального образа в голове. Я почти привык различать китайцев, дробить фон на элементы, наполнять жизнь людьми, как вдруг приехал в Россию обратно, и меня накрыла волна лиц.

В метро и автобусе, в магазине и на улице, я постоянно смотрю на лица людей и не могу найти им двойников. Я задерживаю взгляд так долго, что люди отводят глаза или начинают со мной психологическую борьбу, особенно это касается мужчин, а у меня коронки, мне нельзя драться. Моя психика не справляется, сотни фенотипов, незнакомых, новых, отличных друг от друга, и нет им числа. Я не могу встроить все эти лица в свою модель мира, и это меня тревожит, я испытываю страх от того, что не могу запомнить лица людей, потому что их нет в моей библиотеке. Прошло два месяца и ощущение волны лиц до сих пор не прошло, я смотрю на людей, и не могу понять на кого же они, блять, похожи. Не знаю, возможно, это пройдет, но это крайне забавно, особенно когда я смог понять причины той тревоги и приступов острой паники при общении с людьми. Если раньше я мог с ходу запомнить лицо, и навсегда вписать этого человека в систему мира с его именем – внешностью – местом встречи – стратой в которой мы находимся, то сейчас это занимает несравнимо больше времени. Порой мне кажется, что я боюсь выходить на улицу, лишь потому, что там столько людей, которых моя психика не переварит. Шучу, у меня просто вялотекущая агорафобия.

Для решения этой проблемы я вижу несколько простых инструментов – публичные выступления и увеличение количества знакомств, в общем, мне надо больше общаться с незнакомцами. Для этого я хочу прочитать небольшую лекцию «Пропагандисткий плакат в Китае» и организовать свою деструктивную секту, с обязательным культом личности, доктриной звездной экспансии и непогрешимой верой в прогресс.
Ссылка3 комментария|Оставить комментарий

История про овощи. Никакой политики, всё на чистоту. [мар. 27, 2013|06:04 pm]
Лоскутников Артём
Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений


Почему я торгую овощами. Когда не знаешь что делать, сохраняй спокойствие, дай объявление в газете «продам лук, калибр пять плюс, от двадцати тонн» и погрузись в сладкий мир южных акцентов, грамматических ошибок в смс и долгих разговоров с людьми на тему «да, есть, нет, с доставкой, позвоните завтра, вышлю фото по почте, по электронной почте, это значит она в компьютере». За два месяца я продал три тонны лука и двадцать тонн капусты, ответил на тысячу входящих звонков, потратил сотню часов на «рекламную деятельность» в интернете, проговорил двенадцать часов по скайпу в поисках клиентов и поставщиков. И стал ненавидеть овощи. Это показатель моей эффективности. Саша, помнишь тот разговор про эффективность у костра, так вот, великий дуче смотрит на меня как на гавно, и даже во сне плюёт в лицо, расстроенный тем, что я даже лук толком не могу продать, о каких печах может идти разговор.

Торгуя луком, в один прекрасный момент я вдруг вспомнил, почему уехал в Китай в прошлом году, тогда, сидя в машине, наблюдая, как узбеки кидают лопатами снег, я задал себе вопрос, «Какого хуя я тут делаю». Потом, стоя на мартовской крыше, после падения с которой у меня не стало нескольких зубов, и улыбка приобрела тот самый шарм, от которого количество прекрасных нимф возле меня упало до критического нуля, я решил что надо ехать, деньги есть, в Китае хорошо. И уехал, потому что нельзя на полном серьёзе обсуждать репертуар русского радио и мечтать о звёздах. То что случилось в Китае, друзья и товарищи могут узнать из этого же блога, но по причинам глубоко личного ада, который я не хочу афишировать, при всей своей публичности, пусть для прочих это останется тайной.

Ты такой, какие люди окружают тебя, и то, что ты делаешь, глупо надеется что внешняя среда не формирует тебя, дескать внутренний мир, ощущение и главное личность формируется просто так, кого я обманываю, если ты кидаешь снег с узбеками, словарный запас из нескольких томов академического словаря сужается до ста слов. Я прочитал десять тысяч книг, и что я делаю – убираю снег, пилю деревья, шью чехлы для автомата Калашникова, торгую луком. Это круто для писателя, если бы я еще писал, не было бы мне цены. Может быть. Но де факто это надругательство над мозгом, только очередная отсечка, уже тут в Москве, как обухом по голове, дала мне понять, что я опять сижу в пропахшей керосином грузовой машине и обсуждаю политику и русское радио, только теперь речь идет о луке, капусте, картофеле и прочей херне с грядок. Ребята, почему мне обязательно надо, что бы жизнь уебала с размаха не раз, не два, а так что бы самая глупая пичуга, пролетая мимо меня азбукой Морзе свистела: «Артем, завязывай»

Но вопрос, почему я торгую луком, он не так прост же, точнее, почему я торговал луком, с сегодняшнего дня я отвечаю – вы ошиблись номером, а потом тихонечко добавляю – я заебался с вашими овощами. Хочешь быть поджарым мужиком с брюшком и сальным лбом – торгуй овощами, это выбор настоящих романтиков. Сколько поэзии в этих словах – ГОСТ, Манас, Дайтона, рефка, загрузка, тарим в сетки, полет мысли. Срочно премию, лучше две, и персональные чтения в Доме Литератора с программой «Суглинок и чернозем».

Но тогда, когда я летел в самолет Москва – Пекин, для меня сама идея работы в опте маячила как спасательный буй, быстрые деньги в опте, Костя, какие они быстрые, двадцать тысяч за два месяца работы? Да попрошайки в метро получают гораздо больше, но это был чудесный опыт. Опыт того, что нехуй делать то, к чему душа не лежит, тем паче если эта историй вечна, как небесные грабли, коли я наступаю на них не в первый раз, значит я глуп, нещадно глуп, и пеплом сыпется на меня моё же невежество, точнее короткая память.

Нельзя делать то, что тебе не нравится, даже если это сулит большие деньги, если же денег вообще не сулит – заниматься не надо точно. Иногда меня самого удивляют мои сентенции. Спасибо овощи, я завязал с вами. Надо написать книгу «Легкий способ проебать два месяца». На мотив книги Алена Карра.
Ссылка8 комментариев|Оставить комментарий

Заводи машину, мы уёбываем отсюда. Программный текст о луке, смысле жизни и перспективах. [мар. 27, 2013|03:14 am]
Лоскутников Артём
Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений


Я назвал свой блог «Сияние Бетельгейзе». Я не помню точно почему, мне просто понравилось, как эти слова звучат вместе. Было ли это влияние научной фантастики, или просто звездная тема всегда стояла рефреном в моей жизни, мне ведь нравится космос, мне нравится, что он рядом, надо только протянуть руку, я не помню. Просто родилось «Сияние Бетельгейзе». Что это значит, я понял только сейчас.

Есть слово, которое означает поэтическое явление само по себе, я не могу найти это слово и вставить в текст, у меня плохая память на детали. Просто поверьте на слово, Сияние Бетельгейзе, это именно та поэзия, которая сейчас обрела смысл, которой я готов жить, петь песни и подчинять движение. Мне двадцать пять, да, мне двадцать пять, я неизлечимо болен, моё тело это постоянное поле боя, на котором я несу потери день ото дня всё существеннее, всё тяжелее, всё яснее становятся тот ужас, от которого в детстве я убегал под одеяло к маме, а сейчас ухожу курить на балкон - люди смертны, я смертен как все, и мне не хочется умирать, хотя бы потому что мне двадцать пять, и я, наконец , понял, что хочу делать и чем заниматься в этой жизни.

Во всем, что происходит вокруг, все, что происходит во мне, всё это имеет прямое отношение к этой яркой звезде в созвездии Ориона. Сияние Бетельгейзе – это свет, который обрел смысл. Если кто-то усомнился в моей вменяемости, успокойтесь, ребята, я вменяем как никогда. Я так вменяем, что меня распирает от моей вменяемости. Однажды на свою страницу в вконтакте я повесил демотиватор: «Каждый день спрашивай себя «А не хуйней ли я занимаюсь?». Я задал себе этот вопрос только сейчас, и совершенно честно ответил – я занимаюсь хуйне последние пять лет. Пять долгих лет в моей жизни происходит постоянная хуйня, имя которой – ответственность и осознанность. Точнее полное отсутствие этих двух базовых вещей. Я не помню последние пять лет. Почему? Да потому что зомби не помнят.

Бетельгейзе это красный сверхгигант, ей всего ничего по звездным меркам, около десятка миллионов лет, но активность, которая наблюдается сейчас, говорит о том, что она выгорает, и если всё будет так, как прогнозируют физики, Дима, поправь меня, если я опять дал маху в теории, то Бетельгейзе засияет в тысячи раз сильней, она переродится в сверхновую и на земле будет не одно солнце, а два. Да, два солнца, второе размером с луну, яркая точка на небе станет ярким диском, я был бы счастлив, увидеть это событие, но не это греет меня, не этот факт ласково терзает меня бессонницей.

Генрих Саулович Альтшуллер, один из самых уважаемых мною ученых, сказал, что жизнь человека только тогда имеет смысл, когда цель этой жизни несоизмеримо больше чем срок этой жизни. Какую цель я могу поставить себе, что бы отведённые тридцать, сорок, может быть даже пятьдесят лет, если мне удастся разобраться со своей генетикой, потратить. На что, какие цели я могу поставить, что бы направляясь к ним, я чувствовал, что живу не зря. Квартира в Меркурий сити, лофт на Рижской, Фиджей крузер, остров в Греции?

Это очень здорово, но это не то, это всё не то, если словосочетание «Сияние Бетельгейзе» в моей голове возбуждает те участки мозга, которым сама эволюция дала право отвечать за выработку эндорфинов, то выбирать карпачо в Азбуке вкуса, кривя рот в усмешке, это какое то тотальное блядство. Это преступление, это расстрельная статья перед собственной совестью. Что же тогда, что может завести, закрутить двигатель фотонного грузовика «Тахмасиб» что помчит нас от звезды к звезде, по пыльным дорожкам реальности?

Это технологии. Осязаемые технологии, реализация которых приблизит нас к пониманию необходимости выхода в Космос. Большой Космос.

Но как сформулировать для себя то, о чем я думаю. Как начертить ту карту, которая станет моей ойкуменой. Как формализовать то, что я понял, н-а-к-о-н-е-ц, понял, в этой бесконечной череде откровений и прозрений. Наверно можно просто сказать себе: «Я начинаю проект «Сияние Бетельгейзе» - это большой проект длиною в жизнь». Надо просто дать себе понять: Артем, некуда тянуть, ты либо сгоришь к тридцати в хосписе для отверженных, скорбный и убогий, пережжённый собственными амбициями и мечтами, либо сделаешь, блять, то для чего ты родился. Я всегда чувствовал, что всё не просто так. Всё же явно не просто так. И да, я абсолютно вменяем, я отдаю себе отчет, что происходит и мне радостно, что я смог сам себе признаться в этом.

Считайте это камингаутом. Я больше не занимаюсь хуйней. Не конфабулирую с рабочим классом, не играю роль томительного непонятого мечтателя, умирающего поэта. Мне надоело. Если это продлится еще хотя бы день – я бы не простил себе никогда такой подлости.

Надо отринуть все те парадигмы, которыми я тешил своё самолюбие всё это время. Двадцать пять лет – самый лучший возраст, что бы понять главное, не в деньгах счастье, а в том, что ты можешь сделать с помощью них. Когда внутри у тебя звезда, которая сжигает изнутри и тело, и душу неразрешенными гештальтами, амбициями, симулякрами, масштабами. Глупо мечтать о космосе, когда ты чистишь снег, торгуешь луком (да, я торгую луком в Москве) или гол как сокол ездишь по Китаю. Ты прав Костя, это та плотина, разрушив которую можно наполнить водохранилище, которое от засухи покрылось трещинами внутри. Я больше не занимаюсь делами, которые мне не нравиться. Я слишком умен и талантлив, что бы проебывать свою жизнь. Я слишком хорош собой, что бы торговать луком. Блять, что за хуйня творилась в моей жизни, если я на полном серьёзе торгую луком в Москве. Я, торгую луком в Москве, блять, да мне самому сейчас стало страшно, от той ямы, в которую я попал, плывя по течению, очень вихреватому, но всё же течению. Надо взрывать, надо взрывать эту плотину, раскрывать все резервы, перестать беспокоится, и начать жить.

Для того что бы принять на себя ответственность за тот путь который ты выбрал, нужно понимать, о каких масштабах идет разговор, но первым делом нужно понять где ты находишься. Мой сетинг прост. Я в Москве, живу у друга, у меня в кармане тридцать тысяч рублей, я занимаюсь оптовой торговлей овощами, скоро весна. Это точка А. С неё то мы и начинаем.


Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений


Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений
Ссылка7 комментариев|Оставить комментарий

(без темы) [мар. 27, 2013|12:58 am]
Лоскутников Артём
Мне 25. Я понял, чего хочу.
СсылкаОставить комментарий

Музыка февраля и марта. [мар. 16, 2013|12:34 pm]
Лоскутников Артём
Для нас, русской молодежи из «кафе-подъезд», как однажды верно подметил мой друг Саша, гораздо важнее текст песни, чем её музыка. Это относится исключительно к песенному жанру, и напрямую имеет отношение к русской рок – сцене, в которой сама музыка вторична. Это субъективное, оценочное суждение, которое, скорее всего, многие разделяют. Для меня, выросшего в девяностые, на первом месте стояла отечественный рок. Я ничего не понимал в текстах «Metallica» , и самую популярную медленную песню, которая играла с кассет Raks в школьном спортзале во время дискотек, я называл «нахер мне матрас». Тогда я не очень дружил с английским языком, а по причине своих особенностей, практически не умею воспринимать текст на слух, особенно иностранный. Для нас тех, четырнадцатилетних ребят и девушек, рок - музыка была обязательным фоном всех переживаний, музыкальной подложкой взросления, культурный код которым я до сих пор проверяю людей на совместимость, это именно то, на какой музыке человек вырос, и что он слушает сейчас.

У меня много любимых групп и исполнителей, которые в последние годы перестали радовать. Последние альбому «Сплин» и «Земфира» прошли мимо меня. Кажется что всё дело во мне, но ранние альбомы резонируют до сих пор, а вот новые нет, и объективно понятно почему, поэтому каждая новая группа, которая отдается внутри, это настоящая находка. Возможно запоздалыми находками февраля стали две группы - «Полюса» из Санкт – Петербурга и «Банда Пилар» из Перьми. Если «Полюса» это довольно зрелая группа, с несколькими радио хитами, среди которых «Киборг едет в Выборг» и «Поэзия», то «Банда Пилар» молодые веселые ребята из Перми. У последних невероятные тексты, вся сила которых в литературности и, по крайней мере, для меня, тем видом поэтической структуры текста, от которого происходит катарсис. Особенно доставляет песни "Есенин" и "Марина".
Рад был поделится, ребята.
Ссылка1 комментарий|Оставить комментарий

(без темы) [мар. 9, 2013|12:53 am]
Лоскутников Артём
Привет дневник. Я жив. Я в Москве. У меня всё по - старому.
СсылкаОставить комментарий

Местечковая Силиконовая долина . [дек. 13, 2012|12:24 pm]
Лоскутников Артём



Давеча по делам службы ездил в местную Силиконовую долину. Xiamen software park. Странное ощущение осталось. С одной стороны восхищение от всей торжественности момента . Небольшой город не в самой известной и богатой провинции, а тоже на острие прикладной науки, если можно так выразиться о бизнесе. Отстроили такие мини городок на север острова с аккуратными модерновыми кирпичами бизнес центров, в которых заседают китайские информационные компании, только делающие свои шаги на почве строительства звезды смерти, или уже построившие их несколько.

Банки с уставным капиталом нескольких африканских стран, интернет магазины с товарооборотом как у всей России и операторы интернета, пользователей у которых как всё население моей отчизны. С другой стороны, чему тут удивляться, это же Китай, они и не такое могут построить. И таких технопарков и технополисов и силиконовых долин у них не одна сотня. Не одна сотня. Вот это масштабы бы. Это восхищает. Но ее в этом суть. Просто ощущения странные, когда ты ходишь по пустым улицам микрорайона между громад серых зданий, а вокруг никого. Честно. Все работают. Только машины такси проезжают и редкие прохожие в пиджаках и с мультипасами на шеи. Я по другому представлял себе это место: не то что бы как кампус в калифорнийской Пасадене, но и не как то, что увидел. Хотя в свою очередь могу отметить ощущения торжественности, гигантских денег, страшного корпоративного будущего.. Но я не спал 30 часов на тот момент. Может в этом причина.

А сам этот Большой Инкубатор, как они о себе пишут, очень технологичное и комфортное место. Парк огорожен платными въездами, за территорией парка огромное количество новой жилой застройки для населения. Ценны на площади в самом парке очень привлекательные, имея в виду, что это Китай и его бешеный ритм надувания пузыря коммерческой аренды и строительства. Судя по ценам на сайте покупка одного метра во второй очереди (я там на фотографии внизу, как раз рукой в эту вторую очередь рукой тычу) обойдется в 2500 – 3000 юаней.

Это копейки, ну то есть очень приемлемые цены за такое то добро, не знаю – остались ли нет еще места, но так как они запустили строительство третей очереди этого заведения, то думаю, цены подрастут, но места останутся. К тому же работа в таком месте – это куча плюсов, что то там с налогами для иноваторов, так как Китай шибко поддерживает сейчас новации во всех сферах, параллели с отчизной проводите? Я не в коем разе сейчас не хаю любимую страну, просто еще одно чувство при посещение парка было - обида, ребята, кого мы обманываем, вот это называется поддержка бизнеса, это называется создание условий для работы инновационных предприятий. Если вы думаете что там только интернет конторы заседают, нет. Я ездил в представительство одного завода, который альпинистское снаряжение производит, да, уровень дизайна как у европейских лидеров отрасли десять лет назад. Но цены, и характер импульса меня как всегда приятно удивил.

В общем начинал за здравие, заканчиваю за упокой, в общем очень странное для меня это место, с одной стороны наука, бизнес, с другой стороны пустые улицы, серые блестящие дома, и какое то странное ощущение что я лишний в этом ансамбле.


Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

В помощь экономкам. [дек. 10, 2012|05:25 pm]
Лоскутников Артём




ВНИМАНИЕ ДИСКЛЕЙМЕР. Фотография для привлечения внимания не несет никакой семантической нагрузки, кому бы этот замечательный лайнер не принадлежал. За фото отдельное спасибо aleonkin

По Китаю стоит и можно летать бюджетно. Я молод, и не очень богат, что бы тратить миллионы на самолетные рейсы. На поездах ездить не люблю, наездился как то, был у меня опыт 50 часов стоя в общем вагоне. Но я был еще более молод и еще более не богат. Об автостопе по Китаю я вообще молчу – ну кто не грешил автостопной романтикой в 18 лет.
К нашим птицам – я пользуюсь услугами нескольких сайтов для поиска бюджетных предложений, летаю не много, но планирую активно начать колесить по Поднебесной для тренировки своего словарного запаса и наполнения кошелька, в ходе титанической работы на почве коммерции.

Во - первых меня всегда радует компания Spring Airlines – лоукостер из Шанхая, билеты очень аппетитные, если успели урвать хорошее предложение то из Сямэня в Шанхай можно по быстрому слетать за 160 юаней. В Японию на Ибараки 300 ,Макао и Гонконг за 200, вылет из Шанхая, не забываем про аэропортовый сбор и прочие радости, что обычно пишется под звездочкой, но больше чем на 100 юаней от этого цена не вырастит.

Во – вторых открыл для себя сайт ctrip.com . Портал о туризме по Джун Го, на котором есть специальный раздел о дешёвых перелетах. Цены весьма впечатляющие, в хорошем смысле слова, а главное сайт имеет вменяемый дизайн европейского уровня, и русский язык.

В - третих дорогая Магазета, на которой с недавних пор появился плагин aviasales, цены на поездку домой кусаются, но такова суровая правда бытия, что дешево в Россию не улетишь, да и где граница дешево - дорого, в свете того что объективно ценообразование в нашей любимой стране на авиаперелеты - заложник системы, это я не понаслышке знаю, а как человек с богатым жизненным опытом и хорошей памятью, даже в условиях жесткого алкогольного махача - запоминаю важную информацию, тем паче если её говорят люди - которые цены на эти билеты и формируют.

Если вы знаете еще сайты - пишите в комменты, будет что обсудить и куда сходить в следующий раз при поиске билетов. Все ссылки кликабельны, пост можно форсить и забирать себе.
Ссылка7 комментариев|Оставить комментарий

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]